Москва не сразу строилась

«Огонек» N42-1965

staraya-moskva-foto-16

Москвичи знают, что последние кварталы Юго-Запада — это вечерний запах полей, прохлада близкого леса, свежесть скошенной травы. Еще никогда природа не вторгалась так властно в кварталы большого города. Мостик комбайна и сверкающий на солнце шпиль университета. Рядом с упругими стеблями пшеницы поднимаются новые дома. Плывут и плывут ввысь стены, потолки, полы будущих квартир, будущих «квадратных метров». А над ними стремительно проносятся воздушные лайнеры. Над Юго-Западом они снижаются перед посадкой. Днем и ночью не умолкает рокот бульдозеров ровняющих песок Жуковский, нервное пощелкивание стрел подъемных кранов, грохот гравия, ссыпаемого самосвалами, характерные звуки электросварки. И вот бульдозеры уложили в плотные тюки дернину лугов, а навстречу им уже мчатся панелевозы и грузовики с блоками. На тросах раскачиваются громадные бадьи с раствором. Как только бадья оказывается на земле, ее немедленно опрокидывают, и строители с жадностью начинают разгребать раствор. Так буквально на глазах деревенский пейзаж превращается в городской. Еще час назад я видел эти тридцатые кварталы в третьей мастерской Моспроекта. То был макет. Чистенький и опрятный, как елочная игрушка. Перед нашим взором выстроились ряды домов, улицы, кварталы, вдаль уходили прямые стрелы тротуаров и автомагистрали, сверкали витрины магазинов, рекламы кинотеатров. Островком красовалась телефонная станция. Нам сказали, что это микрорайон особенный. В нем самый чистый воздух Москвы, он расположен на самом высоком месте, там никогда не будут дымиться трубы. Вернувшись с работы, люди получат заслуженный отдых. Да, на дорогу придется затрачивать немного больше времени, зато не понадобится таскать с собой авоськи — магазины будут под боком. Все под рукой. Не надо будет ходить «за спичками» в «соседний город». Далековат Большой театр, зато рядом свое кино, своя хорошая библиотека, своя зона отдыха, лодочная станция, лыжная база… Молоденькие девушки и парни в белых накрахмаленных халатах— проектировщики и проектировщицы — с изяществом переставляли, переворачивали крошечные коробочки. Эти люди организуют пространство, говорил о них знаменитый зодчий Ле Корбюзье. От их таланта, от их творческого воображения и вкуса зависит многое в жизни людей. Дома, кварталы, улицы — все это дело их рук. Что же бросилось в глаза, как только мы вступили, как любят говорить архитекторы, на натуру? Рядом с новыми домами допотопные рундуки, палатки, какие-то кургузые юрты — забегаловки. И тут нельзя было не вспомнить, сколько раз, перелистывая архитектурные журналы, мы любовались цветными фотографиями, эскизами так называемых малых форм архитектуры. Увы, в натуре эти малые формы оказались другими, впрочем, как и весь микрорайон, макет которого произвел такое сильное впечатление. Иду по новым улицам и все больше и больше огорчаюсь. Тут почти все говорит о равнодушии и незаинтересованности. Новые дома с просмоленными швами стыков казались старыми, имели унылый вид, в особенности «траурные рамки» выделялись на белом фоне фасадов. Лужи, разбитый асфальт, груды сломанных панелей, блоков, лестничных маршей. Цепочки людей, балансирующих на дощечке, перекинутой через лужу возле троллейбусной остановки. Балансируют, привыкли. Ведь ко всему в конечном счете можно привыкнуть. Буквально не найдешь здесь ни одного уголка, ни одной улочки, где было бы приятно побродить, посидеть, отдохнуть. Некоторые улицы напоминают район недавних боев. Лесок, что неподалеку, малодоступен жителям: дорог к нему нет. Много раз пригоняли сюда отряды дорожных машин, но они были заняты прокладкой шоссе, и о пешеходных дорожках никто не позаботился. Было трудно сразу понять, кто здесь больше виноват: архитекторы или строители?..

Сообщить куда следует