Пушкин — великий поэт Евразии

Очередное заседание клуба «На Огонек» было посвящено встрече с директором всемирно известного Государственного музея-заповедника А. С. Пушкина, крупным ученым-пушкинистом, писателем Семеном Степановичем Гейченко.
В далеком 1941 году начинал он поднимать из страшных руин дорогие (сем нам Михайловское, Тригорское, Святогорье, Петровское. Возглавляя десятки своих сотрудников-учеников и сотни друзей-добровольцев, он и сегодня продолжает вдохновенный труд в Стране Поэ-
«Это видел Пушкин. Посмотрите, и вы станете лучше!» — часто повторяет Семен Степанович. Эти слова можно поставить девизом всей его жизни.
—  Все были в Михайловском?— спрашивает     Гейченко     и     после небольшой   паузы   продолжает: — Не были — побывайте! А кто был уже, побывайте снова!
Потом задумчиво, негромко, приглашая поразмышлять вместе, говорит о том, что Пушкин родился дважды. Первый раз — в Москве, в 1799 году. Второй раз в Михайловском.
Поразительны по красоте, силе, проникновенности стихи, написанные Пушкиным в Михайловском, но поразительно и другое.
Были после этого годы жизни, высокого творчества, было Болдн-но, были созданы бессмертные шедевры, но к какому бы’произведению тех, последующих лет мы ни обратились, в каждом из них, исследуя корни, начало начал, мы придем к Михайловскому! Оказывается, все самое лучшее, самое значительное он задумал именно там, в те «два года незаметных».
—  А как прекрасна природа Михайловского!— говорит   Семен Степанович.— Ее   никак   не  назовешь постоянной,   вечной,   застывшей   в своей   красоте   и   величин.     Белое зимнее   безмолвие,   подлинная   пустыня и буйный весенний, бескрайний   как  море разлив рек  и озер. Бешеные летние  ураганы  с  грозами, с   проливными  дождями   н   холодное ясное солнце северными белыми ночами. А осень… Любимейшее   Пушкиным   время   года!
Здесь, в Михайловском, он впервые получил возможность остановиться среди бега и суеты жизни, отбросить все лишнее, что мешало. Пушкин не сразу понял, почувствовал зто, — продолжает Семен Степанович. — Первое время он метался, горевал, жаловался в письмах н друзьям на то. что вырван из живой, нипучей жизни. Однако очень скоро пришло понимание, успокоение, изумление перед величием окружающей вселенной. Пришло радостное ощущение гармонического слияния с ней, пришло высокое творческое состояние.
Вот почему мнхайловсная природа, ландшафт в иелом н в каждой своей мельчайшей детали, в каждой травинке летом, в каждой снежнике зимой, для нас, хранителей памяти Пушкина, священны. Ведь Михайловское — это живой, действующий источник творческого вдохновения н сегодня.
Михайловское не только обогатило Пушнина тесным общением с русской природой. Рядом, буквально в двух шагах, в Трнгор-ском. он нашел искреннюю дружбу, любовь, родные души. Здесь его всегда с радостью встречали дорогие сердцу люди, и потому Трнгорское — это естественное продолжение Михайловского.
Мы работаем в Тригорском много лет. Начав с «нуля», с пепелища, оставленного фашистами в сорок пятом году, мы продолжаем реставрационную н научную работу, н нет этому конца.
Совсем недавно мы завершили многолетний труд — комплектацию трнгорской библиотеки. Это, так сказать, последняя новость из Страны Поэзии. У Осиновых была превосходная библиотека, в которой находились и новинки художественной литературы тех лет и книги по истории, естествознанию и другим наукам. Было в библиотеке и немало авторских книжек, подаренных поэтами и писателями — друзьями Пушкина н через него узнавшими и полюбившими обитателей «Три горского замка». Пушнин не только отдыхал, развлекался, принимал участие во всех затеях, играх, шутках друзей в Тригорском. Он много и плодотворно работал в библиотеке. Ведь своей у него еще не было. В трнгорской библиотеке находились и сочинения Пушкина. Например, первое издание «деревенских» — 4-й и 5-й — глав «Онегина», подаренное поэтом Евпраксии Николаевне Вульф, томик «Стихотворений Пушнина», изданный в Петербурге в 1826 году, номера издаваемого им журнала «Современник».
На торжественном открытии тригорской библиотеки академии Д. С. Лихачев отметил, что воссоздание ее — знаменательное событие в истории нашей культуры.
Если Тригорсное было для Пушкина домом дружбы, «приют, сияньем муз одетый», то Петровское, родовое гнездо Ганнибалов, имение «арапа Петра Великого», было для него и музеем истории славы российской и творческой лабораторией его замыслов произведений о петровской эпохе, о своем знаменитом прадеде. Поэтому откоытне в прошлом году музея в Петровском явилось для нас и завершением огромного необходимейшего труда и началом нового нескончаемого периода поисково-собирательской работы.
Воспользовавшись паузой в рассказе нашего гостя, кто-то спросил, не трудно ли Семему Степановичу столько лет вести такую огромную работу. Ведь, строго говори, он инвалид Великой Отечественной войны, давно уже и пенсионер и ветеран. Геименно, лукаво прищурившись, ответил: «Пушнин помогает*. А потом, став серьезным, стал говорить о том, как на самом деле поддерживает, придает сил эта великая цель — воссоздать Михайловский мир Пушкина не мертвым, музейным, а живым, «работающим» на наших современников, обогащающим и преображающим души людей.

————————————

Компания Евразия

Нужен экспорт промышленного оборудования заграницу,но не знаешь где и к кому  обратиться?Тогда тебе к нам!Компания Евразия,доставит Ваше промышленное оборудование в Украину,Беларусь и Казахстан!

Сообщить куда следует