Бессмертные польские книги

«Семья и школа» N10-1996

polsk

На присуждение Виславе Шимборской Нобелевской премии по литературе за нынешний год Чеслав Милош, сам нобелевский лауреат, откликнулся опубликованным в еженедельнике «Ты-годник повшехны» эссе «А что я говорил?»:
— Я говорил, что польская поэзия сильна и на фоне мировой поэзии выделяется определенными чертами. Эти черты можно найти в творчестве лучших польских поэтов, в том числе и в творчестве Виславы Шимборской. Ее Нобелевская премия в равной мере личный триумф -и победа «польской школы». (а вот здесь оценка антикварных книг )
Может, и не следовало бы напоминать, что язык ее поэзии — это язык страны, где совершались преступления против человечества в чудовищных масштабах. Связи между словом и историческим опытом могут быть самые разные, и тут нет простых причинно-следственных отношении. Однако не стоит забывать, что Шимборска так же, как Тадеуш Ружевич и Збигнев Герберт, пишет вместо поколения поэтов, которое дебютировало во время войны и до конца войны не дожило.
Легкое прикосновение, скептическая усмешка, игра — что общего может иметь поэзия Шимборской с историей двадцатого или любого другого века? Конечно, в начале кое-что общее было, но зрелый этап обозначился отказом от представлении линеарного времени, стремящегося к венцу утопии или к апокалиптической катастрофе, чем старательно занимался век, идущий к своему концу. Ее масштаб — один-единственный, отдельный человек, думающий о своей человеческой сути. Но размышлениям этим сопутствует озадачивающая сдержанность. Как будто поэтесса .оказалась в декорациях предыдущего спектакля, который личность превращал в ничто, в анонимную цифирь, а в такой обстановке слишком много говорить о себе неприлично. Стихи Шимборской касаются частных житейских проблем, но достаточно обобщенно, обходясь без признаний.Сдержанность и самоирония могут свидетельствовать об особой предрасположенности поэтессы; тем не менее, раз она похожа в этом на других поэтов своего поколения, можно утверждать, что их роднит «заговаривание» прошлого. Они делают это, подвергая ювелирной тонкости обработке сырой материал, который к тому же весьма трудно иной раз отыскать.
Для меня Шимборска — это прежде всего поэт осознания. Она обращается к нам, живущим в одном времени с ней, обращается, будучи одной из нас и все-таки соблюдая дистанцию, но вместе с тем ссылаясь на жизненный опыт каждого (каждой) из нас. Разве не все мы знаем, например, что такое -раздеваться перед врачом, припоминать сны, изумляться стечению обстоятельств, читать письма людей, которые ушли? Как на рисунках, бегло изображающих сцены повседневной жизни, мы узнаем в ее стихах себя — похожего на всех остальных, но в то же время отдельного. Мы — одной крови еще и потому, что живем в одном времени, а следовательно, в одном кругу информации. Примерно одно и то же значат для нас слова — дорожные знаки: теория эволюции, космический корабль, Хиросима, но также и Гомер, Вермеер, принцип неопределенности, то есть весь запас понятий, который человек получает дома, в школе, из масс-медиа. Шимборска создает стихи, жонглируя, словно шарами, элементами нашего обыденного знания.

Сообщить куда следует