Актер Будрайтис и его фотографии

budr

«Советский экран» N16-1978

Юоэас Будрайтис выступает сегодня на страницах журнала • весьма необычном амплуа. Известный актер показывает свои фотоснимки. На них. как водится, его сын — вот он лукаво смотрит на нас, остановив своего коня— велосипед. А вот актер Регимантас Адомайтис, как всегда, спортивный и, кажется, даже здесь, иа снимке, немногословный. Острый взгляд режиссера Витаутаса Жалакявичюса -с ним, говорят, нелегко на съемочной площадке, и это, не правда ли, ощущаешь в снимке… А вот и сама съемочная площадка «на натуре», опустевшая, отыгравшая свою роль, — стулья перевернуты ножками вверх, и, уже ненужная, валяется на траве бутафорская ваза с фруктами-муляжами. Грустно. Так всегда бывает, когда кончается праздник с и ветер гонит по траве обрывки серпантина. Кинематографисты утверждают, что очень грустно, когда завершается работа над картиной и нужно расстаться навсегда с ролью, ставшей своей, с частью жизни, отданной фильму…
Фотография, если это искусство, а не бездумное и необязательное увлечение, передает, мне кажется, не столько физику предметов, сколько то чувство, которое мы испытываем. Тогда зрителям в голову приходят те же идеи, что волновали фотографа. Наши душевные струны звучат в унисон. Если это так, тогда фотография становится всем интересной — в ней отражается и факт личной биографии, а биение творческой мысли, какая-то сторона единого созидательного процесса, который не прекращается в художнике.
Ю. Будрайтиса привыкли видеть на сьемочной площадке, в длинных перерывах, пока ставят свет и поправляют грим, с «лейкой», словно приросшей к его руке.
— Сначала я просто Хотел заполнить паузы каким-нибудь делом. Пробовал читать — невозможно. Все вокруг мешает, все размагничивает, выбивает из седла, надо какого сосредоточиться. Фотография стала для меня средством сохранить творческое состояние — один род работы сменяется другим, но сама работа продолжается без пауз. Впервые попробовал зто делать, кажется, на съемках фильма «Колония Ланфиер». С той поры завел на каждую картину, где работаю, свою фототеку — почти как профессиональный фотограф группы. Вне площадки снимаю редко, даже в путешествиях, где обычно «щелкают» буквально все. Фотографировать пейзажи мне както неинтересно. Интересен же человек. Но обязательно — в пространстве, в окружении, в связях с миром. «Чистых» портретов поэтому у меня тоже не бывает.
Серьезность увлечения Ю. Будрайтиса фотографией заметна еще и в прочной связи его снимков с замечательными национальными традициями литовского фотоискусства. Здесь нет формы ради формы — взгляд всегда внимателен к живым и неслучайным человеческим проявлениям, к «говорящим» подробностям быта, ко всему, в чем могут выразиться характеры, а еще важнее — судьбы. Все это не придумаешь, не запрограммируешь заранее: здесь работает какая-то особая интуиция фотографа, вдруг в какое-то мгновение понимающего, что через секунду жизнь явит свое откровение, и надо имен но тогда нажать кнопку затвора.
Внимательный взгляд — слова стертые, но в этом понятии одна из основ фотографического творчества. Взгляд добрый, оптимистичный, гневный или насмешливый. Но сначала -обязательно внимательный, ищущий во всем глубинный смысл.
Снимки не просто ложатся в альбом http://kancburo.com.ua/. И даже не просто экспонируются иа выставках (Ю. Будрайтис— постоянный участник литовских фотовыставок). Из наблюдений, претворившихся в образы, постепенно складывается какая-то более общая и важная для художника картина. Пока только в сознании кристаллизуется замысел будущего произведения — большого, главного. Так в десятках графических набросков формируется будущее живописное полотно. И кто знает, может быть, с мотивами, звучащими теперь в этих разрозненных фотоснимках, мы еще встретимся в фильме, который когда-нибудь снимет сегодня актер, а завтра режиссер Юозас Будрайтис…
Валерии КИЧИН,

Сообщить куда следует