Искусство требует улиток

«Крокодил» N16-1972

Неудавшийся поэт из Сицилии Эмилио Изигро нашел наконец способ превращать слова в деньги. Оказалось, что слова выгоднее зачеркивать, чем писать. Эмилио раскрыл первый том Британской энциклопедии и аккуратно зачеркнул реку Аа. И затем пошел прямехонько по всем словам в каждом томе, пока не замазал последнее слово на букву Зет. Потом оттащил энциклопедию в Лондонскую художественную галерею и сказал, скромно потупившись:
—  Это   все   я…   нарисовал.
—  Молодец,— сказали      искусствоведы.— Свежая     струя.      Отвергаешь мещанские стандарты.
Его «произведение» было продано за тысячу фунтов стерлингов.
Не сдает позиций заслуженный ветеран изофиглярства испанский сюрреалист художник Сальвадор Дали. Недавно он оповестил мир о том, что открыл «настоящее искусство». Наконец-то…
Теперь Дали не нуждается больше в таких старомодных атрибутах, как кисть, краска, холст. Отныне его кисть — трость с серебряным набалдашником, а краски — улитки, которые ползают по белым стенам его дома в Коста Браво.
Каждый вечер, когда часы показывают 9, Дали берет трость и приступает к избиению улиток.
Иногда попадает, расплющивая жертву. Иногда — мимо, но тоже с пользой для искусства — на стене остается выбоина.
«Это — подлинное спонтанное самовыражение,— говорит Дали,— настоящий символ борьбы за выживание между человеком и животным».

На снимке: Дали преподносит красотке в HOTEX свою новую «картину» — кусок стены, загаженный раздавленными улитками.

Еще в современном искусстве Запада модны гипсовые слепки пупков, разноцветные мазки на холсте, произведенные женскими грудями, елозящими по краске, и «художественные» дырки, просверленные в полу картинной галереи. Есть и более объемные произведения.
Например, как ни относиться к творчеству Христо Джавачефа, следует признать, что замыслы у него широкие. Ему давно хотелось чего-то монументального. Однажды он обернул в коричневую бумагу Музей современного искусства в Чикаго. Но это как-то не прозвучало. А может, население подумало, что какой-то нефтяник из Техаса купил и попросил завернуть. Дело обычное.
Теперь Джавачеф задумал повесить хлорвиниловую занавеску поперек
Но публика запротестовала, артист Спайк Миллиган разбил молотком витрины галереи — варвар, сразу видно, не дорос еще до современного искусства. Казнь рыб была отменена.
А еще художники-новаторы любят творить в подвешенном состоянии.
Американец Пэт Паульсен, например, подвешивает себя к перекладине и рисует бородой, носом и ушами.
каньона реки Колорадо. Приступая к работе меж крутых бережков Колорадо, маэстро подбадривал себя модным философским лозунгом: «Художник имеет неотъемлемое право преобразовывать видимый им мир так, как это диктует ему его воображение»…
У природы, однако, есть точно такое же право, и ветер довольно быстро сорвал занавеску.
Впрочем, иногда губят блестящие художественные идеи не стихии, а старомодные пошляки и мещане. Недавно в Хейворд Галлери в Лондоне открылась выставка, устроенная Советом искусств. Намечался шедев-рик, какой и не снился разным там Рембрандтам и Рубенсам,— казнь электрическим током 60 рыб в аквариуме.
Художественный критик Каролина Тисдалл из газеты «Гардиан» заранее вскрыла глубинную суть замышленного зверст… то бишь действа: «Функциональный набросок взаимоисключающих средств выживания в перенаселенном мире».
А публика смотрит на все эти ухо-горло-носовые произведения спиной. Неинтересно. Не волнует. Надоело. Вот и ломают себе голову художники-акробаты: то ли на перекладине висеть, то ли на веревке…
В. БЕЛОВ

Сообщить куда следует