Мастера Древней Чуди

«Уральский следопыт» N1-1967

Если вы бывали в Пермском краеведческом музее, то, наверное, обратили внимание на витрину, где собраны небольшие, покрытые зеленью бронзовые бляшки. Тут украшения для одежды и сбруи — разные подвески, привески, амулеты, пряжки и накладки. И на всех на них — рельефные изображения птиц, животных, рыб, человека, соединенные иногда в сложные многофигурные композиции. Невольно поражаешься мастерством художника, создавшего их.Но кто же он, этот художник?
Оказывается, это давние наши предки — мастера древней Чуди — племен, населявших в далеком прошлом наш край, племен, из которых потом сформировались народности Приуралья и Зауралья — коми и коми-пермяки, удмурты, манси и ханты.
Прикамье богато медью. Чудь знала это. Медь и сплавы ее широко использовались чудскими племенами в хозяйстве и в быту. Поэтому же медь стала и основным материалом произведений чудского искусства.
Эти произведения были открыты учеными давно — больше ста лет назад. Поскольку на них всегда присутствовали изображения зверей и встречаются они только в Прикамье, то ученые стали называть их произведениями Пермского звериного стиля.
Я с волнением вглядывался всегда в эти творения безвестных художников далекого прошлого. Увлекся ими, стал зарисовывать в свой альбом. Более того — стал искать их в других музеях страны. И нашел — в Чердыни, в ленинградском Эрмитаже, в московском Историческом музее.
Просматривая атласы и альбомы с изображениями чудских бляшек, я, однако, удивился тому, что все эти вещи, найденные и описанные археологами, географами и этнографами, как-то совсем не раскрыты с художественной стороны. Ученые, обстоятельно описывая историческую ценность этих изображений, как бы прошли мимо, почти не обратили наше внимание на непревзойденное художественное, эстетическое значение их. А ведь они безусловно интересны и в этом смысле.
Как, например, замечательны изображения человека-птицы, человеческих фигур в окружении поенных голов с их ветвистыми рогами! Даже современному художнику здесь есть чему поучиться.
Удивительно красивы по форме и выразительности бляшки «Материнство», «Семья», «Танец», «Праздник урожая».
Вот мужская голова со шкурой медведя вместо головного убора. Вот стройная женская фигурка, застывшая в грациозном па ритуального танца…
Наблюдения древнего художника над круговоротом в природе, сменой времен года, дня и ночи ярко выражены в бляшке «Хозяин моря». Отголоски праздника урожайного года нашли свое воплощение в другом изображении — «Танец с колосками».
Чаще других, пожалуй, встречаются бляшки с медведем. Особенно выразительна композиция: большая голова зверя и его передние лапы. И это не случайно. Из эпоса коми-пермяков мы знаем, что древний охотник, убив медведя, хозяина при-камских лесов, оставлял, по обычаю племени, отрубленную голову и лапы его у самого входа в пещеру.
Глядя на них, я всегда восхищаюсь умением древнего мастера.
Первобытный ма:тер не копировал слепо природу, а, как истинный художник, отражал ее в образах, в художественных обобщениях, создавал свое особое, неповторимое искусство, со своими законами, своим стилем. Искусство это самобытно и оригинально — оно отлично от других ветвей «звериного стиля», отмеченных в нашей стране и за рубежом.
Когда в моих альбомах накопились сотни зарисовок, я все чаще стал задумываться о том, чтобы донести эту красоту до нашего современника, приобщить его к ней. Я стал переносить зарисовки в гравюру, стремясь при этом выявить и подчеркнуть художественное начало, творческую мысль, заложенную в каждой вещи.
Моя мечта — создать большой альбом гравюр с произведениями мастеров древней Чуди, альбом, который мог бы стать уникальным уральским сувениром. Он мог бы стать также материалом для создания новых вещей — сувенирных значков, керамических и пластмассовых изделий, мотивом для новых орнаментов декоративных тканей. Высокохудожественные произведения наших предков могут полноправно войти в наш быт, в наше искусство, ландшафтный дизайн, обогатить его.
А.  ЗЫРЯНОВ,  художник

Сообщить куда следует