Тиара скифского царя

«Уральский следопыт» N7-1976
11 января 1971 года бостонский миллионер Артур Клер, делающий бизнес на археологии и предметах древнего искусства, купил в Гибралтаре тиару Сайтаферна — золотую корону скифского царя, жившего в III веке до нашей эры. Надпись на ней свидетельствовала, что она была преподнесена в дар Сайтэ-ферну гражданами Оливии — греческой колонии на берегу Бугского лимана.
Покупка      обошлась        Клеру        в 300 тысяч долларов и он, естественно, был очень доволен, когда виднейшие эксперты Нью-Йорка оценили ее в миллион. В интервью журналистам Клер сказал:
— Эту вещицу мне продал человек, вряд ли подозревавший, каким он обладал сокровищем. По его словам он вывез тиару из России в 1920 году. (гостиницы москва метро) Как она к нему попала, я не знаю. Такие детали меня не интересовали, я понимал лишь одно — в моих руках драгоценная реликвия.
Ни сам бизнесмен от науки и искусства, ни его именитые эксперты не допускали даже мысли, что «драгоценная реликвия» — фальшивка.
Когда интервью Клера прочитали в Париже, французские искусствоведы вспомнили, что одна такая
тиара уже есть в Лувре. В 1895 году она была куплена в Одессе за баснословную по тем временам сумму — 200 тысяч франков. Ее выставили, было, на всеобщее обозрение, но очень скоро убрали подальше. Разразился грандиозный скандал.
Некто Исаак Рухумовский, ювелир и владелец антикварного магазина, 3 января 1896 года написал в «Одесский листок» письмо, в котором, в частности, говорил:
«И эти парижане, я имею вам сказать, когда увидели моего приказчика Йосю Горпищенко в смокинге и цилиндре от Изи Ковальского, а Йося сказал, вы сами понимаете как, что он приехал из Петербурга купить Эрмитажу тиару Сайтаферна, эти парижане сошли с ума. Они дели Йосе полные карманы комиссионных, и Йося, вы ж понимаете, согласился сказать, где эта тиара есть.
Я пожелал получить франками и они, будьте миленькими, выложили свои двести тысяч. А я вам имею сказать, клянусь небом, купил рисунок этой тиары в Очакове у Левы Гохмана за двести рублей. Кое-что мне стоило золото, но когда человек что-нибудь имеет в кармане и хочет делать шутку, то почему бы нет? Дарственную надпись оливийцез я поместил на лбу тиары. Вы сами понимаете, какой царь такое бы стерпел? И что вы после этого скажете за этих парижан?»
Письмо Исаака Рухумозского было перепечатано многими газета-
ми и сделало его знаменитым, а «шутка» с тиарой — богачом. И никто, наверное, не предполагал, что трюк Рухумовекого когда-нибудь может повториться.
Новую тиару сделал престарелый гибралтарский ювелир Лев Иосифович Горпищенко, он же Уильям Горп. Да, сын того самого Йоси Горпищенко. Р свое время он ходил у Рухумовского а учениках,
Мистер Уильям Горп по старой памяти выписывает русские журналы, в том числе и нашу «Науку и жизнь». В шестом номере этого журнала за 1968 год была опубликована статья доктора исторических наук А. Моигайта «Из истории археологических мистификаций», в которой упоминалась и фальшивка Рухумовского.
Статья озарила Горпа.
— Я вспомнил, — давая показания суду, говорил он, — что ту тиару мы делали вместе с Рухумов-ским и подумал, что теперь мог бы сделать не хуже и сам. фотография была в журнале, а все остальное я прекрасно помнил. Но пусть никто не думает, что мне было легко.Я переделывал корону семьдесят три раза. Потом она мне понравилась и я подумал, что свои деньги я заработал честно. Повторять шутку Рухумовского мне не хотелось, поэтому надпись олимпийцев я поместил там, где надо, на внутренней стороне ободка тиары.
Суд счел возможным оправдать Уильяма Горпа. Он делал свой бизнес, а бизнес есть бизнес.

Сообщить куда следует