Семейное кино

Семья Шитовых собралась за столом. Попивая чай, все смотрят на экран цветного телевизора, где летящие брызги расплавленного металла сменяются крупными планами главы семьи Петра Андреевича, похлопывающего по плечу статного сына,—идет документальный фильм об этой династии сталеваров. Реплики собравшихся у телевизора Шитовых дают понять, что фильм этот, как и видео свадьбы, смотрится здесь не в первый раз, и, кажется, это стало такой же традицией, как и само чаепитие, которое тоже попало на экран и комментируется диктором: «Вера Григорьевна знает вкусы своей семьи: кому покрепче, кому с лимоном, кто какое варенье предпочитает…» Так телеэкран, демонстрирующий идиллическое чаепитие, превращается в некое подобие зеркала, и семья Шитовых смотрится в него со степенным удовлетворением. Но авторы картины «День свадьбы придется уточнить» ввели нас в эту семью, чтобы показать, насколько сложнее видимого благополучия ее реальная жизнь. Вглядимся же в лица семьи, собравшейся в начале картины у самовара.
ПЕТР АНДРЕЕВИЧ на протяжении истории, рассказанной нам сценаристами В. Туром, П. Финном и режиссером С. Пу-чиняном, не часто будет изображен на своем рабочем месте. Но актер Николай Пастухов прекрасно передает такие черты своего героя, как трудовой талант, верность неписаным законам рабочей этики и чести. Присуще Петру Андреевичу и истинно отцовское отношение к заводской молодежи, к рабочей смене, но чем дальше движется фильм, тем чаще мы начинаем замечать, что, возвращаясь домой, Петр Андреевич порой оставляет за проходной свое уважение к молодому поколению,—так, по отношению к собственному сыну он проявляет властную опеку.
СЕРГЕЙ—его играет Борис Щербаков—продолжатель’ дела отца, гордость семьи и завода. Ему одинаково идут и огненная каска сталевара и белый мотоциклетный шлем: и у мартена, и на мототреке, и на пляже, где капельки воды переливаются на его бронзовых плечах атлета, он красив несколько «эталонной» красотой плакатного ударника и спортсмена. Неудивительно, что он чуть избалован вниманием девушек и корреспондентов. Почему же высокую фигуру этого парня в финале фильма мы увидим в бесславной «бригаде пятнадцатисуточников»?
…Все началось с того дня, когда Сергей случайно встретил студентку Аню и полюбил ее. Сразу скажем, что сцены их любви наименее удачны в фильме. Язычки костра пляшут в блестящих Аниных зрачках, тугие струи ветра овевают счастливые лица влюбленных, мчащихся на мотоцикле под рокот электрогитар,—все это дублирует (и не лучшим образом) приемы и краски других фильмов. К тому же эти чисто внешние средства подменяют собой изображение духовной близости, возникающей между влюбленными… Но вот любовь поверяется прозой быта: Сергей, спасая сироту Аню от ханжеской тирании тетки, вводит ее в свой дом. Шитовы с придирчивым любопытством рассматривают Аню, подвигаются, чтобы выкроить у самовара место для нового члена семьи,—им пока неизвестно, что она еще не успела оформить развод с бывшим мужем.
АНЮ играет актриса Е.Симонова—играет мягкую, добрую, привязчивую и преданную натуру. Аню отличает обостренная жажда жизненной прочности, надежности. И ей кажется, что эти качества она нашла в цельном и мужественном Сергее. Казалось бы, такая девушка, излучающая душевную чистоту, легко и естественно войдет в семью Шитовых, но вопреки ожиданиям ее душевный максимализм и прямота начинают приходиться здесь не ко двору. Все чаще напряженная тишина повисает над столом, за которым вершится традиционное семейное чаепитие.
Серьезное столкновение возникает, когда Ане, требовательной к Сергею, показалась кичливой заметка в многотиражке, где тот рассуждает о «бремени» своей славы. На замечание Ани о нескромности подобных словоизлияний Петр Андреевич, присутствующий за столом, роняет: «Нам стесняться нечего». И тут же ее робкое возражение заглушено грубым окриком Сергея: «Не спорь с отцом и молчи, когда он говорит!» В глазах девушки ужас: она словно увидела не только ставшее вдруг чужим лицо Сергея, но и ту стену, которая выросла между ними…
Семейный конфликт углубляет дочь Петра Андреевича ЗИНАИДА (Л. Поле-хина); в начале фильма она появилась в комнате как раз в тот момент, когда диктор на телеэкране рассказывал о ее работе в заводской библиотеке. На лице Зинаиды прочно застыла злая уязвленность: она утомлена непрекращающейся борьбой. Которую они с мужем Борисом ведут за то, чтобы Петр Андреевич в качестве депутата «устроил» им отдельную квартиру. Борис с его нехитрым кредо «нам жить—вам работать» не по нутру Петру Андреевичу. Он видит, что его «практичный» зять—иждивенец по своей общественной позиции, но не замечает, что духовным иждивенцем, человеком без своих твердо выработанных убеждений, по сути.
оказывается собственный сын. И только чуткой Ане открывается слабость этого «сильного» человека: Сергей еще не начинал жить и мыслить самостоятельно, он лишь старался не сойти с того жизненного следа, что был пробит для него уверенной отцовской поступью…
Аня уходит из семьи Шитовых. Вслед ей летит раздутое заводским приятелем Сергея «дело» о замужней студентке, «компрометирующей» передовика. Узнав об этом, Сергей бьет подонка и попадает в милицию, откуда его вскоре приходит вызволять Петр Андреевич—ведь речь идет о семейной чести.
Узнав о поступке отца. Сергей резко разворачивается к милиционеру: «Товарищ капитан! А если бы я не был сыном Шитова, сколько бы вы мне влепили?» и на умоляющее увещевание ставшего вдруг беспомощным отца—«Ты об имени нашем подумай»—просто отвечает: «Об этом я сейчас и думаю, батя».
Соберется ли вновь у самовара семья Шитовых? Наверное, да. Многое передумавший Петр Андреевич приходит к Ане, чтобы неловко попытаться примирить ее с Сергеем, а заодно спросить у нее, девчонки: как случилось, что он, хотевший сделать всем «как лучше», сделал «как хуже»? А Сергей в это время грезит—из глубины какой-то фантастически-неземной аллеи к нему плывет сияющая Аня, окутанная облаком клубящихся белоснежных одежд. Но не обращением к подобным кинокрасивостям достигают авторы фильма серьезного художественного результата, а попыткой исследования сложных морально-этических проблем, стремлением ответить на вопросы, волнующие сегодня людей разных поколений. Нравственный итог фильма не только внушает уверенность в том, что Сергей, многое осознав, окажется достойным продолжателем рабочих традиций, но и служит утверждению высоких нравственных основ нашего общества.

Сообщить куда следует