Горько

Т.Шабашова «Крокодил» N35 -1974

Цены на Западе зловеще ползут вверх. Вздорожали, в частности, и женихи. Горько это сознавать, горько/ Но, увы, мужественный красавец по карману разве лишь тете Рокфеллера.
Не всуе упомянули мы здесь эту тетю, семидесятисемилетнюю мисс Рэчел Фитлер. Не ради кроеного словца, а потому, что именно ома, родная тетя супруги Рокфеллера, оказалась героиней нашего повествования.
Это   был    незабываемый    вечер.
Мисс Рэчел Фитлер сидела в ослепительном зале самого фешенебельного ресторана в Палм Бич и шарила носом по меню.
—   Бифштекс, .конечно, жесткий, как        подметка?  —  раздраженно спросила она подлетевшего и ней официанта.
—  Я поищу для вас самый нежный  кусочек, какого еще свет не жевал!  — учтиво отвечал элегантный официант, кланяясь  с достоинством лорда адмиралтейства.
—   Значит, все будет, как всегда, холодное!  —  продолжала   капризничать мисс Рэчел.
—   Все   будет    горячее,    как   из кратера вулкана!
—   Значит,   мне   придется   обжигаться? —  все еще надувала губ-ки   посетительница.
—  Я   подую  на  вашу   котлетку, мисс Рэчел!
Весь вечер он прислуживал ей с покорностью монаха и ловкостью факира, менял блюда и тарелки, фужеры и салфетки, волшебно возникал то справа, то слева, подносил, угощал, доливал, священнодействовал и… к концу вечера она сказала: «Я беру вас к себе шофером!»
С этой минуты они не расставались.
Каждое утро в изящной Инвалидной коляске она вкатывалась в холл. Новый шофер с восторгом припадал и ее колесам.
—   Наконец-то! Я так ждал тебя, моя птичка!
—   Что      такое?   —   вздрагивала всхрапнувшая      мисс.— Что      вам надо? Кто вы такой?
—   Я     говорю:     наконец-то     ты здесь!    Птичка-а! — гаркал    ей    в слуховой     аппаратик     новоявленный шофер, вставая с колен  и отряхивая   джинсы.    Он   легко   подхватывал  свою  патронессу  и  нес ее в «кадиллак».
Однажды, затормозив машину в роскошной тени кокосовых пальм и ползучих растений, он сказал:
—  Я люблю тебя, моя рыбка, и делаю   тебе   предложение   руки   к сердца. Как ты .на это смотришь?
—   Ммм-ццу! — прозвучал   в   ответ   страстный   поцелуи.
Журнал «Ньюсунк»: «Майкл Вильсон, 29 лет, на прошлой неделе объявил через местную газету о том, что он женится .на Рэчел Фитлер, 77-летней мультимиллионерше, американской старой деве, которая доводится родной тетей миссис Нельсон Рокфеллер. Вильсон служил официантом в отеле Брокера в Палм Бич, а она наняла его к себе шофером за 100 долларов в неделю. Месяц спустя Майнл сделал ей предложение, и она дала ему 115 долларов на обручальное кольцо».
Пробивной официант неспроста дал объявление в газету. Напав на золотую жилу, он решил ее застолбить. Жила — мисс Рэчел — имела родственников, но он понимал, что они вряд ли с удовольствием выпустят из рук тетино мультимиллионное богатство и канатные фабрики, от которых это богатство пришло.
«Пожалуй, я чувствовала бы себя лучше, если бы он был постарше, «о изменить наше решение уже не может никто!» — исповедовалась корреспонденту «Ньюсунк» своенравная мисс Фнтлер. «Я не знаю, влюблены ли мы в понимании девушки 16 лет, но мы очень подходим друг другу». На вырвавшийся у корреспондента вопрос: «В каком смысле?» — она ответила: «Мы оба очень любим кататься на автомобиле».
Роскошный дом в Вилланова Па, имении мисс Рэчел, широко раскрыл гостеприимные двери
перед Майклом. Как-то, придя в ее лазоревую гостиную, жених нежно сказал .своей избраннице:
—  .Прошу   тебя, моя   звездочка, убери от  меня  к свиньям собачьим   ваших   адвокатов.   Чтоб   я   их больше не видел; Вчера они пытались   всучить   мне   какие-то   несчастные 48 тысяч долларов, чтобы я   отказался   от   женитьбы.   Легко сказать! Разлука с тобой разорвет мне сердце.
—   Я твоя навеки! — прошамкала молодая.
—   Нет, моя стрекозочка, это не разговор,—   .нетерпеливо     остановил   ее жених,  ловко  увертываясь от   поцелуя.— Давай    точно    установим,     что    я     буду     иметь     за счастье быть твоим мужем.
—   Гадкий    мальчишка,     я    же тебе    говорила:    две    фабрики    и миллион  деньгами.
—   И о,   дарлинг,   пока   мы   тянули   резину,   цены   на  товары   первой    необходимости    выросли    на тридцать процентов.
—   Ну,   хорошо,   пусть   два   миллиона   деньгами,   мой   песик!
—   Надо еще накинуть, хозяйка! Ты пойми, моя курочка: ведь сейчас   инфляция!    Сама  понимаешь, кризис!   Все дорожает!   Прямо   не знаю… Не продешевить бы… Э-эх, где наша  не  пропадала!
Влюбленные  ударили   по  рукам.
Накануне свадьбы добропорядочный жених повез свою нареченную знакомиться с родителями. Он, конечно, предупредил их, что везет не Софи Лорен и не Джину Лоллобридтиду.
—   Но     она     волочит     ногу!   — тихонько заскулила  миссис  Вильсон.
—   У   нее     один   глаз     стеклянный!   —   прошептал   мистер  Вильсон.
—   Вы   можете    говорить    громко,—успокоил родителей  Маикл,— она все равно ничего не слышит.

Сообщить куда следует