Почему человек зевает?

zevaet

Зевают животные и люди, мужчины и женщины, младенцы и старики, зевают студенты на лекциях и профессора на экзаменах, зевают авторы статей и их читатели. А собственно говоря, почему все они зевают? Обиходный ответ прост: потому что порою становится скучно, потому что хочется спать.
Этот ответ не должен нас удовлетворить. Во-первых, он неточен — мы об этом еще узнаем. А во-вторых, он сугубо формален; нас интересует другое. Зачем существует сложное рефлекторное движение — зевание, какие потребности организма оно удовлетворяет? Попробуем в этом разобраться.
Зевота далеко не всегда сопутствует сонливости. Напротив, у многих людей она возникает в минуты эмоционального напряжения. Много лет автор этой статьи работал с испытателями — летчиками и парашютистами — и не раз замечал, что перед вылетом многие из них начинают зевать, да так, что скулы сводит.
Принято считать, что во время дремотного состояния тормозятся многие функции организма, в частности дыхание. В крови накапливаются углекислота и другие продукты тканевого обмена. Они раздражают дыхательные центры головного мозга, вызывая усиленный вдох. Кровь насыщается кислородом, освобождается от ненужных веществ. Так бывает, когда что-то мешает сонному человеку немедленно лечь и заснуть. Зевание и связанный с этим рефлекторным движением глубокий вдох на какое-то время обогащают кровь кислородом, проясняют сознание для решения кардинальной проблемы: спать или не спать? Если не удается ни заснуть, ни стряхнуть с себя дремоту, остается одно — зевать.
Но глубокий вдох не менее полезен и в иной ситуации. Человек чувствует опасность. Он замер, затаил дыхание. Уменьшается приток кислорода к мозгу, притупляется внимание. Однако опасность не прошла, сознание должно быть готово к принятию решения в критический момент. Избыток в крови продуктов тканевого обмена активирует дыхательный центр. Результат — зевание с непроизвольным глубоким вдохом. Обогащенная кислородом кровь поступает в мозг и к мышцам, поддерживая состояние готовности к решительному действию. Но вздыхать, как мы знаем, можно и не зевая. Вздохи бывают разными: горестные, радостные, вздохи плачущего человека.
Плач вызывает сужение кровеносных сосудов. Уменьшается кровоснабжение головного мозга, работа центральной нервной системы тормозится. Происходит своего рода самонаркоз, успокаивающий плачущего человека. Не случайно дети, наплакавшись, часто засыпают. Судорожные вздохи при плаче — своеобразная реакция, препятствующая чрезмерному самонаркозу. Рефлекторный механизм радости иной. Радостное
известие обычно вызывает активные движения, поэтому мышцам требуется кислород. Вот для чего вздох радости, облегчения.
Однако глубокий вдох — еще не зевок, зевание значительно сложнее. Опускается дно ротовой полости, язык отходит назад, напрягаются мышцы лица и шеи. Животные нередко потягиваются, разгибая напряженные передние лапы, прогибаясь в спине. (Впрочем, люди тоже потягиваются, разумеется, если позволяют обстоятельства.) Нередко в момент зевка закрываются глаза, при этом человек, как правило, плохо слышит.
Зачем все это?
Зевание изменяет внутреннее ощущения человека, уменьшает нервную напряженность, чувство скованности. Психолог-практик А. В. Бояршинов ввел имитацию зевания в разработанную им систему аутотренинга, так называемую актерскую гимнастику.
В актерской практике для имитации зевания иногда напрягают полость рта, как бы произнося низкое растянутое «у-у-у». Делают это с закрытыми глазами, как можно шире открыв рот и потягиваясь. Мы провели анкетный опрос ста десяти человек, выполнявших это простое упражнение. Почти все опрошенные утверждали, что после «зевательной гимнастики» у них на некоторое время возникло отчетливое чувство расслабления, успокоенности: «стало удивительно легко», «все внутри расслабилось», «границы тела исчезли», «погрузился в темноту», «исчезли все заботы».
Что общего в этих высказываниях? Опрошенные отмечали ослабление ощущения своего тела, уменьшение эмоционального влияния окружающей обстановки. Напряжение мышц и других тканей лица, рта, глотки, гортани при зевании снижает чувственно-эмоциональное значение и внутренних сигналов организма, и сигналов из внешнего мира, как бы стирает влияние этих сигналов на сознание. Не в этом ли еще одна важная роль зевания? В самом деле, перед сном необходимо стереть следы бодрствования, все переживания и эмоции — иначе не уснешь. А испытывая страх, очень полезно избавиться от острой реакции на опасность, чтобы трезво ее оценить и встретить во всеоружии.
Кстати, а почему столь заразительна зевота? Может быть, и здесь действует некий защитный механизм, ослабляющий эмоциональный накал в группе людей, создающий мягкий психологический климат, атмосферу спокойствия?
Эмоции отражаются в напряжении мышц, в мимике лица, в позе человека — это хорошо известно. Но возможно ли обратное влияние? Можно ли, искусственно растянув губы в улыбке, стать веселей; зевая, успокоиться; грозно нахмурив брови, пробудить в себе злость?
Можно. Вот какую мимическую гимнастику рекомендует перед боем Шекспир*:
«Когда ж нагрянет ураган войны, Должны вы подражать повадке тигра, Кровь разожгите, напрягите мышцы, Свой рот прикройте бешенства личиной. Глазам придайте разъяренный блеск — Пускай, как пушки, смотрят из глазниц; Пускай над ними нависают брови. Как выщербленный бурями утес Над основанием своим, что гложет Свирепый и нещадный океан. Сцепите зубы и раздуйте ноздри. Дыханье придержите, словно лук, Дух напрягите…»
Перед нами великолепная психологическая инструкция, как вызвать у себя решимость и гнев напряжением л-ышц лица и тела. Это не дешевый прием, позволяющий взять врага на испуг. Подражание «повадке тигра» активирует нервную систему, а вместе с ней гормональный симпатоадреналовый аппарат. В крови нарастает содержание ка-техоламинов — адреналина, норадре-налина, дофамина, их предшественников и продуктов превращения*. И вот уже человек забывает, что он лишь имитирует гнев, его охватывает гнев настоящий.
Итак, напрягая или расслабляя те или иные мышцы, можно изменять психическое состояние организма. Это было известно уже в древности. Недаром подобный принцип управления эмоциями использует хатха-йога. В системе йогов позы — асаны, воздействуя на внутренние органы, в известной мере управляют и душевными переживаниями. Поскольку имитация зевания влияет на эмоциональное состояние человека, ее, вероятно, можно расценивать как своеобразную асану, выполняемую напряжением лица, ротовой полости и глотки.
Одно из направлений йоги, мантра-йога, учит, что, произнося некоторые слова или просто звуки, можно влиять и на работу внутренних органов, и на психику. Объясняют это так: вибрация голосовых связок вызывает колебания других органов, как бы совершает их вибромассаж. Причем- особое действие приписывается сложному звуку «о-у-м». Заметьте, здесь мы вновь сталкиваемся с таинственными свойствами артикуляции «у».
В древних восточных системах звук «у» или «оу» символизирует пустоту, исчезновение, отрицание. Произнося этот звук, человек должен представить, что у него во рту образуется полость, дно которой как бы опускается все ниже и ниже. Этот прием, видимо, призван способствовать «исчезновению» переживаний, успокаивать нервную систему.
А вот еще один прием из арсенала А. В. Бояршинова. Закройте глаза, расслабьтесь, слегка сморщите нос, слегка поднимите брови. Мысленно произнесите высокое «и». Представьте, будто этот звук рождается где-то у переносицы. Сильно сморщите нос, сильнее поднимите брови. Представьте, что «и-и-и» звучит все выше и выше.
После такого упражнения у подавляющего большинства людей на глазах блестят слезы. Если они сумели держать поднятыми брови, у одних возникает более сильное, у других чуть заметное чувство радостного облегчения. Таким образом, это упражнение Бояршинова вызывает слезы радости. Радостное ощущение еще сильнее, если и-упражнение выполняется сразу после у-упражнения, после «зевательной гимнастики».
Сравнительно недавно обнаружено, что зевота усиливается под действием некоторых холинэргических веществ, то есть агентов, способствующих передаче образующегося в организме ацетилхолина. Кубинские исследователи установили, что таким действием обладает физостигминовая соль салициловой кислоты. Чем больше ее введено подопытным крысам, тем чаще зевали животные. Еще сильнее действуют инъекции пилокарпина гидрохлорида, который легко проникает в мозг.
Любопытно, что при равной дозе холинэргического вещества, вызывающего зевоту, молодые животные зевают чаще взрослых, самки реже, чем самцы. Это хорошо согласуется с известными результатами исследований стресса при монотонном воздействии на организм раздражителя. Зрелый организм более устойчив к монотонному воздействию, чем молодой; женский организм, как правило, устойчивее мужского. Если зевота и в самом деле рефлекторное освобождение от ненужных, неблагоприятных эмоциональных следов, то она нужнее молодым особям, полезнее мужскому организму, нежели женскому. Можно предположить, что в ходе биологической эволюции животного мира способность чаще зевать закрепилась у тех, кто в этом больше нуждается.
Тембр голоса, тональность речи свидетельствуют об эмоциональном напряжении говорящего. А может ли тональность звуков влиять на эмоциональный настрой говорящего? Вот что более сорока лет назад писал известный лингвист Э. Прокош: «Гласные переднего ряда (и, э) склонны характеризовать активный интерес в успешном совершении действия, гласные заднего ряда (о, у) выражают пессимистический взгляд на то, что могло бы совершиться».
Поясним, что различие этих двух групп гласных связано не столько со звучанием, сколько с положением языка при их произнесении. Он выдвинут вперед, когда произносятся «и», «э», поэтому эти звуки и названы передними. Когда звучат «о» и «у», язык отодвинут назад. Это «задние» гласные. Представители экспериментального направления лингвистики, так называемого «фонетического символизма», на основании статистической обработки большого числа экспериментальных данных обнаружили у обследованных людей склонность ассоциировать «задние» гласные с представлением о чем-то большом и темном, а гласные «передние» — с маленьким, светлым и ярким.
Значит, разные звуки речи могут вызывать у произносящего их человека различно эмоционально окрашенные ассоциации. Оставалось выяснить, вызывает ли специфическое положение языка и глотки при беззвучной имитации звуков эмоциональный отклик у человека. О том, что такой отклик налицо, свидетельствуют приведенные факты. Имитируя произношение «передней» гласной «и», мы вызываем у себя слезы радости. Гласная «у» из заднего
ряда применяется в зевательной гимнастике, позволяет расслабиться, «погрузиться в темноту».
Почему на протяжении немногих столетий и даже десятилетий в одних и тех же словах меняется произношение звуков? В индоевропейских языках обнаружен «сдвиг гласных», которые у одних народов произносятся со все более «передним» положением языка, а у других — со все более «задним». В языке хинди другая тенденция: гласные звуки издают широко открытым ртом, так, что «е» и «о» звучат почти как «а». Эти изменения — одна из неразгаданных загадок лингвистики.
Существует много гипотез, чем вызваны такие сдвиги. Добавим еще одну. Может быть, изменения в артикуляции звуков речи связаны с изменениями эмоционального настроя целых народов? Эмоции, воздействуя на нашу речь, возможно, вносят свою лепту в те очевидные сдвиги, которые наблюдаются в произношении, а может быть, эти сдвиги — реакция противодействия эмоциональному настрою эпохи.
И последнее, о чем автору представляется важным сказать хотя бы вскользь. Во многих языках мира есть префикс, в состав которого входит звук «у» или ему подобный. И чаще всего этот префикс вносит в слово оттенок отрицания, уничтожения (угнать, убить, убирать и т. д.). А при зевании, как мы теперь знаем, ротовая полость как бы имитирует произношение все того же «всеотрицающего» звука. Не пошло ли это отрицание от зевоты, уничтожающей следы эмоций? Это неизвестно. Зато без всяких сомнений можно утверждать, что зевота может быть полезной. Так что зевайте на здоровье, уважаемые читатели, когда вам заблагорассудится. Разумеется, кроме тех случаев, когда зевать неприлично.
Кандидат медицинских наук Л. А. КИТАЕВ-СМЫК

«Химия и жизнь» N12-1980

Сообщить куда следует