14 000 западногерманских миллионеров говорят: «Пусть всегда будет так!»

«Крокодил» N13-1969

Перед ярко освещенным порталом отеля «Байеришер хоф» на Проме-надеплац стояли шеренгой ланей в белых ливреях. Один за другим подкатывали громадные лимузины.
Около двухсот гостей собрались в этот вечер в банкетном зале отеля: сливки высшей аристократии, капитаны западногерманской промышленности, дипломаты, звезды театра и кино. Принимал гостей Рудольф Мюнеман, банкир и мультимиллионер, дававший небольшой раут по случаю бракосочетания его дочери. Отвечая на вопросы назойливых репортеров, добивавшихся сведений о стоимости приема, хозяин скромно отмалчивался: «Ах, подробностями я не интересовался. Мы попросили всего лишь несколько человек отужинать с нами…» Тем не менее настырным представителям прессы удалось пронюхать, что прием обошелся в 100 тысяч марок.Подобное нездоровое любопытство прессы давно уже выводит из себя лучших представителей Бундесреспублики, поскольку наши уважаемые финансисты и промышленники отличаются исключительной скромностью. Охи предпочитают веселиться вдали от невежественных и завистливых масс. Лучше всего для этой цели подходит мюнхенский «Сент-Джемский клуб», основанный выдающимся великосветским весельчаком Джеймсом Гразером, наследником крупнейшей фирмы электроизделий. Идя навстречу желанию миллионеров изолироваться от презренной толпы, он ограничил число членов клуба 99-ю, а годовой взнос определил в тысячу марок.
В числе членов клуба — Крупны, Флики, Заксы.
Особенно нуждается в тихом отдыхе Гюнтер Закс, бывший муж Брижитт Бардо. Во-первых, он утомлен
разводом с Брижитт. Во-вторых, вдобавок ко всем прочим неприятностям он получил в наследство Швейфуртские судостроительные заводы «Фих-тель унд Закс», а также обширные земельные угодья в Верхней Баварии.
Вынужденный ежечасно ломать себе голову над тем, что делать с деньгами и недвижимостью (аренда офиса в бизнес центре), он ищет уединения в туалете своего парижского особняка. О, этот парижский туалет! Несколько месяцев экспериментировали архитекторы, сантехники, художники и штукатуры, пока с помощью системы зеркал и настенной живописи не сделали все, как того желал заказчик. А заказчик желал, чтобы при посещении туалета у него возникала иллюзия, будто сидит он в парке под открытым небом.
К числу крупнейших западногерманских финансовых магнатов относится- Гельмут Гортен. Ему принадлежит 51 универмаг.
Нет ничего отвратительнее богатого скряги, отказывающего себе в благах жизни. К счастью, не таков герр Гортен. Если уж он держит собак, то огромную свору, если попугаев, то пять дюжин, если автомашины, то по меньшей мере полдесятка «Роллс-Ройсов», если яхта, то это «Каринтия IV», развивающая скорость в 30 узлов,— самая быстроходная из частных яхт, если собственный самолет, то самый дорогой из находящихся в частном владении в Западной Германии самолет, ценою в 11 миллионов марок.
«Пусть всегда будет так!» — говорят западногерманские миллионеры, число которых составляет 14 тысяч.
Единственное, что портит настроение широким массам миллионеров,— это настроения еще более широких трудящихся масс. Странные люди, стоящие у станков, бубнят свое: «Так быть не должно. Пусть будет иначе».
Не удивительно, что даже такой тихий, богобоязненный человек, как текстильный фабрикант миллионер Герт Шпиндлер, помянул в сердцах нечистую силу, сказав: «Социализм — воплощение дьявола».
Тем не менее у лучших людей республики нет оснований для беспокойства: канцлер, его министры, а также старшие и младшие чины полиции сумеют грудью отстоять покой и благоденствие 14 тысяч миллионеров от любых нападок левых смутьянов.

Сообщить куда следует