Зачем человеку имя?

ima

Казалось бы, ясно: чтобы отличить одного индивида от другого, чтобы не было недоразумений насчет того, о ком именно идет речь.
Спору нет, эта различительная функция личных имен была и остается основной и абсолютно необходимой. Без нее имя теряет всякий смысл.
Но на практике дело обстоит гораздо сложнее.
Сопоставьте имена двух героев романа А. Толстого из топ рейтинг книг «Петр Первый»: Федька Умойся Грязью и Борис Петрович Шереметьев. Даже если вы никогда не читали этого романа и вообще имеете смутное представление о петровской эпохе, вы без труда догадаетесь, к каким классам общества принадлежат герои, кто из них боярин, а кто крепостной.

В классовом обществе имя обычно указывает на принадлежность его носителя к определенному социальному слою. Без этой второй функции личного имени — социальной — в принципе вполне можно обойтись, Но для классового общества она естественна и неизбежна ‘.
Пойдем далее. Священник нарек вашего деда Иваном или, скажем, Афанасием. В глазах окружающих он не просто дал ему имя. С этой минуты новорожденный Иван обрел на небесах могущественного тезку-заступника— святого Иоанна. Под таким покровительством можно рассчитывать на избавление от козней нечистой силы и вообще от массы неприятностей в жизни.
Это тоже отзвук, на сей раз неизмеримо более далекого прошлого, когда первобытный человек свято верил в то, что его имя способно защитить его от злых духов и обеспечить ему покровительство со стороны добрых духов.

Подобного рода харизма личных имен (вера в их сверхъестественную силу) сохранилась и поныне. Советский этнограф Г. И. Анохин сообщил, что, например, в скандинавских странах ребенку до сих пор часто дают два-три имени «про запас», на случай тяжелой болезни. Считается, что болезнь уносит с собой носителя одного из имен, а выздоровевший продолжает жить с оставшимися, не употребляя уже однажды «использованного».
Третья функция личных имен, с нашей точки зрения,— вещь совсем уж бесполезная и даже вздорная. Согласитесь, однако, что в обществе с религиозной идеологией (или с пережитками таковой) она тоже естественна и неизбежна.

Но даже если вы человек неверующий, вы тоже даете своему ребенку имя не просто для того, чтобы отличать его от других. Вы даете ему имя в честь своего отца или матери, в честь своего друга или исторического деятеля, к которому относитесь с особенной любовью. Вы даете ему имя, традиционное в вашей семье или модное в вашей округе, согласно традициям, обычаям, моде вашего времени и вашей страны. Эта четвертая функция (назовем ее ритуальной) так же, как и третья, не имеет под собой, в отличие от первой и второй, ровно никакой рациональной основы. Она не только бесполезна с практической точки зрения, но и весьма капризна. Она несет, как мы увидим ниже, множество сложностей и трудностей. Но доколе человек останется человеком, он будет стараться называть своего ребенка так, как это ему, родителю, нравится, или по крайней мере так, как это общепринято. И с этим нельзя не считаться.

Доктор исторических наук И. БЕСТУЖЕВ-ЛАДА.

«Наука и жизнь» N7-1968

Сообщить куда следует