Спортивные игры

«Крокодил» N33-1969

Евгений  ГУРОВ
Но было уже поздно…
Мы вышли в полуфинал. Хрустальная ваза, именуемая кубком по футболу, стала для нас реальностью. Настроение было бодрое. Мы говорили своему капитану:
— Витя, побежим круг почета — держи кубок крепче. Уронишь — разобьешь. Из зарплаты будут вычитать. Мотороллер продашь. Костюм продашь. На работу в спортивной форме ходить будешь. Кушать к нам приходи. Два раза в месяц тебя каждый накормит.В день полуфинальной встречи с кеба текло, вдоль тротуара текло, из носу центрального защитника Сереги Хлеба тоже, извините, текло. («Хлеб» — это спортивный псевдоним, вообще-то он Хлебников.)
Игра выдалась тяжелая. Поле скользкое. В центральном круге большая лужа. И еще несколько небольших в разных местах поля.
Мы боролись, как львы. Настрой боевой. Но и противник интересовался хрустальной вазой не меньше нас.
За двенадцать минут до конца встречи счет стал ничейным—2:2.
Все решилось за две минуты до конца игры. Я получил мяч в центральной луже, прошел по левому краю, обманул защитников и вышел один на один с вратарем. Занес ногу для удара, поскользнулся и упал на мяч. На меня упали два защитника противника. На них двое наших.
С большим трудом мне удалось левой рукой вытолкнуть мяч из-под груды тел. Ни соперники, ни судья Этого не заметили. Да что судья, моя правая рука не знала, что сделала левая.
Неизвестно откуда взявшийся Хлеб несильно пнул мяч, и он вкатился в ворота.
3:2!
По традиции мы кинулись к Хлебу. Мы били его по спине. Обнимали и крепко целовали. Прибежал даже Петька-Вратарь. Стукнул Серегу по спине тяжелой кожаной лапой и поцеловал его в обе щеки.
Можно было подумать, что трибуны скандировали не «Мо-лод-цы! Мо-лод-цы!», а «Горь-ко! Горь-ко1».
Виктор Иванович, наш тренер, бегал по краю поля и кричал:
— Не целуйте его, он гриппозный! Не целуйте!..                                         ,
А Серега застенчиво улыбался и вытирал нос рукавом футболки.
Последние две минуты противник штурмовал наши ворота. Мы все ушли в защиту, и счет не изменился. Мы вышли в финал!
Через два дня мы снова появились на поле. Светило солнце. Маленьких луж уже не было, а большая — центральная — стала маленькой. Команду нельзя было узнать. Нападающие не бегали, а ходили. Защитники стояли как вкопанные. Носы у ребят распухли и покраснели, глаза слезились… Серега Хлеб сидел на скамейке для запасных и тихо плакал. У него был такой жар, что, будь он лысым, на макушке у него прекрасно пеклись бы оладьи.
Проиграли мы, как говорят, с хоккейным счетом. Даже не хочется цифры называть.
Когда прозвучал финальный свисток и наши счастливые соперники по традиции сбились в кучу и начали целоваться, среди них появился Серега Хлеб. Он гладил их слабой рукой по спинам, поздравлял охрипшим голосом и целовал…
Но было поздно. Футбольный сезон уже кончился.

Сообщить куда следует