Первые телефонные станции в России

«Изобретатель и Рационализатор» N10-1982

telefon

Сегодня nokia телефоны каталог цены доступны большинству людей. А с чего начиналась телефонизация России?

100 лет назад, в 1882 году, начали работать телефоны в Москве, Петербурге, Риге и Одессе. Принадлежали они международной компании телефонов Белла. В 1876 году преподаватель школы глухонемых детей Александр Грейэм Белл получил патент на телефон, для одних — чудо из чудес, для других — детская забава. Однако «забаву» быстро оценили, и телефон стал завоевывать сначала США, а затем Европу.
В 1881 году русское правительство заключило договор с Беллом, и 1 июля 1882 года в Москве, в доме № 6 по Кузнецкому мосту, была открыта первая городская телефонная станция на… 26 абонентов. Срок концессии, предоставленный компании Белла, истекал в 1901 году, и к этому времени московская городская сеть насчитывала 2860 номеров. Абонентная плата за телефон была чрезвычайно высока — 250 рублей в год.
Правительство приняло решение строить телефонные станции силами и средствами Главного управления почт и телеграфов. Были объявлены торги — несколько иностранных фирм, в том числе и компания Белла, предлагали свои условия для участия в строительстве станций. Приняли предложение шведской фирмы Ларе Магнус Эриксон (абонентная плата девяносто рублей в год) и создали смешанное шведско-датско-русское акционерное общество. Поскольку первые станции уже устарели, шведы предложили построить новые, с подземной прокладкой проводов.
В 1902 году было заложено многоэтажное здание Центральной московской телефонной станции в Милютинском переулке (ныне ул. Мархлевского) — в то время самой крупной в мире. Журнал «Нива» писал: «Новая Московская телефонная станция — одно из грандиознейших сооружений Москвы». Первая очередь на двенадцать тысяч номеров была пущена в 1904 году, а в 1908 году еще подключились тринадцать тысяч абонентов. Здание за восемьдесят лет не имело ни одного капитального ремонта, выдержало семидневную осаду революционных войск (телефонную станцию защищал отряд из трехсот юнкеров). Во время Великой Отечественной войны неподалеку от здания станции разорвались три бомбы, но оно выстояло.
…Попробуем представить себе Милютинский переулок начала века. 948 телефонных барышень (Эриксон считал, что у замужних женщин голос теряет мелодичность и нежность, поэтому телефонистками могли быть лишь молоденькие девушки) в длинных платьях с бантами и глухих воротничках поднимались по парадной лестнице мимо бдительного ока мадам директорши. Никакое упущение во внешнем облике и манерах девушек не ускользало от ее внимательных глаз. Девушки должны были быть не ниже 155 см, размах рук не менее 154 см, говорить желательно с иностранным акцентом. Барышни были изысканны и образованны, среди них встречались даже выпускницы высших женских учебных заведений. После работы их поджидала шумная толпа молодежи на извозчиках.
Первые телефонные станции Эриксона были оборудованы коммутаторными           досками,
рассчитанными на пятьдесят однопроводных абонентских линий. Получив вызов, телефонистка вставляла штепсель в нужное гнездо и соединяла абонентов. Если номер вызываемого абоненте находился на другой доске, подключалась вторая телефонистка. По мере развития телефонной сети совершенствовалось оборудование. Появляются коммутаторы на двести номеров, вводятся специальные распределительные столы — дежурная, получая вызов, передавала его свободной в данный момент телефонистке.
Шведско-датско-русское акционерное общество просуществовало вплоть до Октябрьской революции. К 1917 году в Москве было около шестидесяти тысяч абонентов. Во время революционных боев телефонная сеть не функционировала, и после переезда правительства в Москву в марте 1918 года В. И. Ленин издал несколько декретов, касающихся телефонизации столицы. К 1921 году удалось восстановить лишь треть телефонов, а всю телефонную дореволюционную сеть ввели в строй в 1929 году. Поскольку потребность в номерах неуклонно росла, было принято решение осваивать более современную
Рабочее место контролера на современной телефонной станции.
технику — автоматические телефонные станции. Специальная комиссия была командирована в Стокгольм, Берлин и Лондон. Фирма Эриксона согласилась помочь Советской республике — поставить аппаратуру, обучить ‘специалистов для обслуживания станций.
Первая автоматическая телефонная станция на Большой Ордынке начала работать в 1930 году, а к 1941 году в Москве действовали шестнадцать АТС. Все они работают до сих пор.
После войны развитие телефонной сети шло по пути разработки отечественного оборудования прогрессивной координатной системы. К 1965 году количество номеров в Москве возросло до 714 тысяч, за пять следующих лет эта цифра удвоилась. Сейчас в Москве ежегодно вводится в действие от 120 до 160 тысяч номеров.
В этом году в день коммунистического субботника в семье москвичей был поставлен двухмиллионный телефон: на аппарате укреплена табличка «Двухмиллионному квартиранту — абоненту г. Москвы». Сейчас на сто квартир жителей столицы приходится 74 номера. Всего в Москве около трех миллионов номеров плюс тридцать То1сяч таксофонов (первые десять телефонов-автоматов появились в 1922 году). Московская городская телефонная        станция (МГТС) занимает по количеству номеров четвертое место среди столиц мира — после Токио, Лондона и Парижа.
В год юбилея открывается музей МГТС, где собрано множество экспонатов — не только аппаратура, но и телефонные будки, книги, справочники (в том числе самый-первый — за 1903 год). Министерство связи выпускает марку, посвященную юбилею, Московский почтамт — красочный конверт.
На смену существующим системам АТС сейчас приходят новые — квазиэлектронные и электронные.

Сообщить куда следует