Прибыльное ли дело: советское образование?

ПРИБЫЛЬНОЕ ЛИ ДЕЛО ОБРАЗОВАНИЕ?

ribilnauka

1923-й год. Нелегкое врем*. А в Госплане уже полным кодом идет разработка плана развития государственной школьной сети для осуществления всеобщего обязательного обучения. Сейчас этот план показался бы более чем скромным. Он предусматривал в течение десятилетия обеспечить начальной школой всего пять детских возрастов — от 8 до 12 лет. Но ведь это был первый советский план народного образования для страны, огромная часть населения которой была неграмотна. По тем временам — грандиозный план. Но столь же грандиозными тогда казались средства, необходимые для его осуществления: более полутора миллиардов рублей. Выкроить такую сумму из тогдашнего бюджета было очень тяжело. Разумеется, ни у кого не вызывало сомнения, сколь велико политическое, социальное и моральное значение всеобщего народного образования. Но истратить полтора миллиарда, когда страна испытывает острую нужду решительно во всем — от гвоздя до паровоза! Нет, с чисто хозяйственной точки зрения, многим это представлялось чуть ли не роскошью.
И вот академик С. Г. Струмилин, профессор Б. Н. Бабынин и другие экономисты принялись за расчеты. Для любознательного человека они интересны и сегодня, спустя сорок лет.
Ученые задались целью выяснить хозяйственное значение народного образования. В самом деле, кто станет спорить с тем, что ученье — свет, а неученье — тьма и что, следовательно, первое — хорошо, а второе — плохо! Но нельзя ли выяснить, хотя бы приблизительно, какой минимум чисто материальной прибыли может получить человек, общество от этого «хорошо»! Что же такое для общества бесплатное общее образование! Благотворительность или прибыльное «дело»!
Было изучено около трех тысяч личных карточек токарей, фрезеровщиков, строгальщиков, сверлильщиков и других петроградских рабочих. За единицу измерения квалификации исследователи приняли «тред» (трудовая единица), соответствующий квалификации рабочего 1-го тарификационного разряда.
затем, сравнивая личные карточки, они выяснили, какой прирост квалификации дает в среднем один год производственного стажа. Так же было определено, что один год школьного образования дает примерно в 2,6 раза большую прибавку в квалификации рабочего, чем год заводского стажа. Это значит, что трудовая отдача даже малограмотного рабочего заметно выше, чем неграмотного.

Но что значит «заметно выше»! Подсчитали и это. Была определена средняя продолжительность трудоспособности человека — 37 лет. Затем средняя квалификация неграмотного рабочего (за всю его жизнь] — 2 треда. Средняя же квалификация рабочего с одним годом школьного образования оказалась на 15 процентов выше. Ну что же, зная ставку 1-го разряда русского фабрично-заводского рабочего, которая равнялась в 1924 году в среднем 11,75 червонного рубля в месяц (141 р. в год], нетрудно было вычислить, что первый заработает за всю трудовую жизнь (37 лет) 10434 рубля, а второй (грамотный) на 1565 рублей больше. Вот что может дать рабочему и его семье всего один год школьного обучения. Куда больше, конечно, дадут второй год обучения (еще 1200 рублей), третий (плюс 782 рубля), четвертый (плюс 574 рубля), пятый (плюс 470 рублей), шестой (плюс 365 рублей), седьмой и восьмой (еще по 208 рублей). Таким образом, рабочий, имеющий неполное среднее образование, заработает за свою жизнь в полтора раза больше своего неграмотного товарища.
Но ведь это только с точки зрения личных доходов рабочего. А есть ли прибыль стране!

Отдача обществу у рабочего с семилетним образованием в полтора раза больше, чем у неграмотного.
Но на обучение первого обществом были затрачены какие-то средства. Во что же обходился каждый год школьного обучения! В 1924 году — в 20—25 рублей на человека. Но это в среднем. Понятно, что на учебу в первом классе шло куда меньше затрат, чем, допустим, в четвертом. Поэтому важнее подсчитать стоимость обучения в начальной школе в целом. Она была равна 126 рублям на человека. А это означало, что прямые выгоды от повышения производительности труда (4121 рубль) превысят затраты государства на начальное школьное обучение в 32,7 раза! «Рентабельнее такого помещения «капитала», — сделали заключение экономисты, — было бы трудно что-либо придумать даже в стране таких необычайных возможностей, как наша Советская Россия».
Еще бы, от тех средств, что были израсходованы по первому десятилетнему плану развития школьной сети, мы и по сей день получаем прибыль.

«Затраты на осуществление реформы, — писал в 1924 году С. Г. Струмилин, — превысят за 10-летие 1600 миллионов рублей. Цифра огромная, конечно. Но эффект этих затрат, повышающий капитальную оценку живой рабочей силы страны, надо оценивать за то же время по меньшей мере в 69 миллиардов, то есть в 43 раза выше. При этом капитальные затраты уже к концу первого 10-летия будут окуплены с избытком»., а рентабельность затрат на последующие три десятилетия превысит 125 процентов в год. И финансовая тягость реформы может ощущаться страной лишь в первые 5—6 лет ее существования».

Что же касается среднего образования, или, как тогда говорили, школы второй ступени, то и для нее сделали расчеты экономической эффективности. И хотя, в сравнении с начальной школой, здесь результаты были значительно скромнее, но и они выражались в 430 процентах чистой прибыли.
А какова экономическая эффективность высшего образования! И это было подсчитано. Правда, приблизительно и лишь для некоторых специальностей, так как исчислять продуктивность умственного труда чрезвычайно сложно.
Вот результаты. На каждого окончившего вуз затрачивалось не менее 13,2 года, простого труда (условная единица). А продуктивность человека с высшим образованием за весь его трудовой век повышается на 148 лет простою труда. Следовательно, отдача в 11 раз больше, чем трудовые затраты на обучение.
Выходит, на вопрос, прибыльное ли дело образование, можно с уверенностью отвечать: да, очень!

Л. ЮДАСИН

«Знание сила» N2-1966

Сообщить куда следует