Долгий, долгий, долгий, ящик…

«Крокодил» N6-1971

Что значит выражение «долгий ящик», Иван Павлович Гудлевский узнал совсем недавно.
27 июля прошлого года он из порта Провидения отправил в Белоруссию свои вещи в двух ящиках. В од ном—холодильник, в другом — всякую утварь.
24 октября Иван Павлович, уже прибыв в Белоруссию, получил свой холодильник. Другой и этому был бы рад. А товарищ Гудлевский начал суетиться, запросы всякие делать: луда, мол, делся второй ящик-Морской торговый порт Владивосток- сообщил ему. что второй ящик будет дослан. Накладная N? 176142.
Другой и этому был бы рад. Но не владелец ящика.
—   Зима     на   носу.   А   все     теплое     в   том ящике,   которого    нету.   Уж    если    они   без этого   не  могут,   так  лучше   бы     задержали холодильник, — рассуждал        Иван       Павлович.— Я    бы    как-нибудь     перебился.    Я    бы авоську    с   колбасой    пока   вывешивал      за форточку. А вот   если   у   ребенка   нет   теплого пальтишка, тогда как?
Пошел Иван Павлович к агенту по розыску грузов и. упросил его сделать официальный запрос на железно дорожную станцию Владивосток, которая ответила без задержки:
—   Ящик   ваш  уехал    от   нас  еще   1   сентября  в вагоне номер такой-то. (жд билеты дешево)  С сортировкой   в   Новосибирске.
Другой был бы рад такой оперативности и четкости в работе. Но не Иван Павлович. По его просьбе агент запросил Новосибирск. Где. мол, ящик? И тоже ответ получил: мол, правда, были в вагоне номер такой-то домашние вещи. Но они вовсе не ваши, а для гражданина, что живет в Ельце. Туда и направили.
Гудлевский и тут не стал радоваться и кидать шапку кверху, мол, вот какое счастье, что гражданин из Ельца получит свои вещички. Он вместо этого стал писать в Управление Дальневосточной дороги, добиваясь своего ящика.
Но Дальневосточное управление ответило ему то же, что и станция Владивосток.
Тогда Иван Павлович с почты переключился на телеграф. Послал депешу на станцию Владивосток, а оттуда ответ: от нас вагон с таким номером вообще не уходил. И к городу Ельцу никакого отношения мы не имеем,
Другой бы радовался, что с вагоном все стало ясно, но не тов. Гудлевский. Он, представьте себе, купил билет на самолет и, попрощавшись с близкими, упорхнул в Новосибирск.
Там в поисках своего ящика Иван Павлович буквально перевернул вверх дном все имущество станции. Разобрался во всех документах, перековырял все грузы. И лично убедился, что его ящик там не проезжал.
Другой бы обрадовался: вот. мол, какие честные люди здесь на станции. Сказали «нету», и в самом деле нету. Но он не стал ликовать, а сел на другой самолет и кинулся во Владивосток. Ничего не найдя на железнодорожной станции, Гудлевский отправился во владивостокский порт. Гуляет Иван Павлович по всяким причалам, заглядывает в разные конторы. И нет того, чтобы поинтересоваться показателями этих ударных коллективов. Он все мечтает о своем ящике. И задает всякие наводящие вопросы.
Наконец, в конторе 16-го причала ему ответили:
—   И   чего    вы   суетитесь?    Вон    он,   ваш ящик.    Надоел   нам   до   смерти.    Из-за   него вход  в   контору  затруднен.    Чтобы  в  двери попасть,   служащие   должны   его   обходить.
—  А   почему    он    у   вас   тут    лежит    под дождем    и   туманом?  Почему    не   отправили его мне?
—  А   мы.   знаете,   думали,   что   он   уехал. А он,  видишь ли,  как-то так остался.  Ну и что? Его никто  не украл.  У нашего  начальника   причала   товарища   Сарасва   и   без   вашего   ящика   делов   хватает.
Убедившись в беспочвенности своих претензий, Иван Павлович улетел обратно в Белоруссию. Но напоследок все же не удержался и попросил работников причала, чтобы они ящик отослали ему. Пусть он больше не мешает конторским работникам проходить на свои рабочие места, где они плодотворно трудятся на благо своим многочисленным клиентам.
Е. ЦУГУЛИЕВА

Сообщить куда следует