Не тою дорогой!

«Крокодил» N15-1970
В деревне Стрельна Семиошин раздосадовался.
—  Да    ну,    что    вы! — сказали    ему    там беззаботные       стрельничане.— Какие       еще у нас бедствия!
—  А     налетят! — объяснял     Семиошин.— Какой-нибудь  тайфун  «Евдокия»,  например. Или, например, объявятся жулики и принесут соответствующие убытки.  Вон ведь как у вас склад плохо  охраняется!
—  Да   мы    его   и   вовсе    не   охраняем,— сказали   стрельничане.— Там    на   двери   замок…
—   Но    ведь    на    складе    мед! — убеждал Семиошин— Совсем  ведь   плохо  стоит!
—  Ну  и  что,  что  мед.   Медведей  мы   все равно не боимся, да они у нас и не водятся.
Вот тут-то Семиошин и раздосадовался и поехал домой в город Сухиничи.
Он не попусту раздосадовался. Инспектором Госстраха он  работал и обязан был всячески содействовать всяческому страхованию. Но не получилось вот.

И теперь, едучи из Стрельны в Сухиничи, он наконец почувствовал, что государственное страхование — это как бы вовсе и не его призвание. И обозлился от этого. Сначала на стрельничан, а . потом — на судьбу свою. Переворотец какой-то в его душе сделался, и мысли неуместные в голове появились. Пагубные.В общем, мед этот колхозный он сам украсть решил. Отчасти для примеру, отчасти попреследовать и собственную материальную выгоду. (забронировать гостиницу в петербурге)
Обдумал вроде бы все. С одной стороны, дело легкое: мед не охраняется. С другой стороны, не совсем легкое: мед увесист, как ни говори.
Тут и вспомнил Семиошин об одном своем оухиничском знакомом. По профессии этот знакомый — шофер, а по фамилии — Дейчук. И, что особенно хорошо, человек Физически одаренный.
Решил Семиошин к его помощи прибегнуть и домой к нему пошел. Для переговоров. На свои ораторские способности он уж теперь не понадеялся1 и взял с собой бутылку известного читателю напитка.
К напитку Дейчук отнесся с пониманием. Он его внимательно выкушал, после чего искренне захотел помочь хорошему человеку.
Ну и поехали за медом в Стрельну. Ночь была, и сладко спали у себя беззаботные стрельничане. Тишинища царила. Однако инспектор решил по профессиональной привычке перестраховаться и машину остановил не у склада, а в отдалении.
Одаренный Дейчук сковырнул замок без труда, как бутылочную пробку.
Мед был тут. Ухватился Дейчук за бидон, но не тут-то было. Пришлось еще и побороться с ним, чтоб на спину взвалить.
Взвалил. Понес. Инспектор Семиошин оказывал посильную помощь;
Взгромоздили    бидон   на    машину,   пошли за вторым. Одолели и второй. Покурили.
—  Ну их на фиг! — взленился вдруг Дейчук.— Фига  ли   их  таскать,   когда   прямо   к двери подъехать можно.
Это    он  о   тяжелых    бидонах    выразился.
Семиошин докурил, подумал над дейчуковскими выражениями, послушал окружающую тишину, еще подумал…
—   Давай! — сказал.
Так что с третьим бидоном возни было гораздо меньше. А больше уж и бидонов не было.
Сели в кабинку, и Семиошин еще раз оказал:
—   Давай!
И вдруг… Машина вдруг не поехала. Она вдруг забуксовала на дороге.
Напрасно Дейчук проявлял смекалку, пихая под колеса ватник, напрасно инспектор Семиошин проявлял самоотверженность, отправляя туда же и новенькое пальто… Машина не двигалась, а только выла, и колеса все глубже зарывались в землю.
Долго она и отвратительно так выла на такой отвратительной дороге, пока на шум не пришел местный житель Ромахин. Он бы. может, и не пришел, да вот бессонницей страдал, а тут, как ни говори, развлечение могло быть.
И было Ромахину развлечение, когда еще людей’ созывать пришлось. Думали помочь увязшим путникам, но потом кое.-как догадались, что тут перед ними хищение народного добра происходит.
—  А,   это  тот,    который   насчет    тайфуна объяснял! —узнали     они    Семиошина.— Давай наш мед обратно!
Затащили бидоны обратно, замок опять повесили, машину из дороги выковыряли, жуликов милиции сдали и снова спать разошлись.
Вот такая вышла история. И посвящается эта история — кому? Ну, конечно же, нашим дорожным строителям. Спасибо им!
Е.  МАТВЕЕВ

Сообщить куда следует